Сно-творчество

Записи с темой: про книги (список заголовков)
22:41 

Раф и Папийон

«До начала чтения книги Галины Юзефович «О чём говорят бестселлеры» я себя к литературным критикам ни в коей мере не причислял, были они, и был я, использующий литературу главным образом (помимо конечно банального удовольствия и вдохновения на собственную писанину) как способ взглянуть на себя под незнакомым углом, и коль скоро я веду бложики – рассказать о сделанных открытиях.
И вот вдруг узнаю, что отношусь к критикам - автопортретистам.

«…критик, выступающий в этом жанре, рассказывает не о книге и тем более не о контексте вокруг нее, но о самом себе. По сути дела, он всегда отвечает на единственный вопрос – «кто ты?». Я – нежная нимфа, которая пьет лавандовый раф и читает «До встречи с тобой». Я – интеллектуал, который любит Мандельштама и Марию Степанову, а Бродского и Бориса Херсонского не очень (таким образом, нелюбовь тоже становится важной и необходимой персональной характеристикой). Я успешный человек, я читаю книги по лидерству и личностному росту. Я мечтатель и романтик, а книги по лидерству – отстой.
Людям в целом свойственно говорить о себе через объекты внешнего мира («Я тот, кто носит Prada», «Я тот, кто пьет водку с мартини, взболтать, но не смешивать» и так далее) – это валидный, удобный и понятный способ самопрезентации, но очевидно, что такая критика нужна вам только в том случае, если вам в самом деле интересен автор и если вы способны (ну, или очень хотите) себя с ним проассоциировать».

Интересная, чую, книженция, только вот многовато незнакомых слов, что такое раф к примеру? Придуманная нежная нимфа и её создатель в курсе, а я вот довольно смутно себе представляю. Очевидно, что напиток, но надо гуглить какой».

читать дальше

@темы: про книги

18:42 

Вчера, позавчера

В среду безвылазно проторчал дома: до самого заката лил дождь, рвал пока ещё зелёную листву ветер. Посмотрел на всю эту красоту и решил: да ну нафиг!
Давно пора было убраться, к этому я и приступил, однако, (что было более чем ожидаемо), хватило меня ненадолго. Рисовал тоже мало, без конца отвлекаясь на переписку. Хотел пораньше лечь, - были к тому позывы - но залип поздним вечером на продолжение «Дивергента», что шло по СТС.
Забавно было с точностью до построения кадра предсказывать развитие событий. Увы, фильм переполнен стереотипными ходами, да и визуал не сказать, что оригинален. Одна сценка, а именно отмывание от радиации и прочая сан. обработка героев меня впрочем, порадовала. В свои пятнадцать я себе почти ровно такое же (в фильме стоят, у меня лежали) представлял, очень меня это возбуждало. Главная, можно с полным правом сказать – моя сексуальная фантазия.
Наверное, как и в случае с «Голодными играми», есть одноимённый с фильмом роман, но читать его мне что-то не хочется.
читать дальше

@темы: здесь и сейчас, про книги, про рисование

11:11 

Вчера

Весь день вчера промучился, весь долбаный день, с трёх часов ночи до восьми вечера. После обеда ходил на берег, но и там мне нисколько не полегчало, да и с чего бы, разве от перемены мест что-то меняется. На некоторое время впрочем, отвлёкся комплексом упражнений для спины. Двигался средь пронзённых солнцем деревьев. Необыкновенный свет сейчас, резкий, белый, листва прямо-таки звенит цветом.
Пообещал в следующий раз захватить с собой краски.

читать дальше

@темы: про книги

04:51 

Литреш

Досадно, когда кажется, что проснулся, и не только записал, но и зарисовал приснившееся, после чего, кстати, снова нырнул в сон, а на деле же как спал, так и спал. Хорошо хоть чувство было не острое, затуманенное не до конца развеявшейся сонливостью. Поспать бы ещё часа три, и можно было бы режим сменить, но нет, мой организм лёгких путей не ищет! Опять придётся утром как-то себя убаюкивать. Не Ленин я, чтобы пятью часами сна довольствоваться.

День прошёл тихо, без купания, но с прогулкой вдоль берега. По воде было шлёпать теплее, чем по песку, - такому холодному, точно с него только лёд сошёл. Не знаю из-за чего такой эффект, и всегда в том же самом месте.
Заметил, что холодком часто веет от расположенных близ воды зарослей тростника, но закавыка в том, что их тут нет, ни единого растения.

Хорошо хоть через сотню метров холод уступает место обычной прохладе. Там я и расположился на куске пенопласта. Порой почитывал, но чаще любовался на облизывающие берег волны, слушал их мерный шорох, и даже сделал три видео, после чего как обычно тщетно пытался перенести их на sd-карту. Раньше у меня с этим проблем не было, но вот уже наверное с полгода ничего не получается, фотографии отмечаются, а вот видео галочка не берёт. Всё хочу загуглить эту проблему, да забываю.

Читал я труд Александра Шепса «Медиум: в поисках жизни». Я так понимаю, эту книгу в отличие от «Избранных небом» он писал отнюдь не в школе, но по содержанию этого не скажешь. Все эти эмо-готские коллажики с ним и его эстонской возлюбленной; реклама заряженных амулетиков (фото их, вот ржака-то, обработаны по моде начала нулевых); пафосные, без особенного складу, стишки; выделенные жирным шрифтом откровения мёртвых; ну и, конечно же, вырезки интервью о себе любимом. Как тут не умилиться? У меня улыбка всю книгу (ну ладно, ладно описания амулетов и поэзию я пролистал) не сходила. Виртуальный дневничок юной ведьмочки.

Что до «Избранных небом», то не сумел я это янгадалт фэнтези осилить. Хотя может быть когда-нибудь под настроение…чисто на посмеяться.
Вообще не понимаю, зачем печатать свои первые, явно неудачные литературные опыты. В книге имеется множество комиксоподобных рисунков, вот в этом направлении и надо было двигаться. Накатать сценарий, или же нанять кого-нибудь его накатать, отдать на иллюстрирование тому же художнику, и глядишь нормальный комикс с супергероями бы вышел. А так…не знаю даже, на кого это может быть рассчитано. Школота и та, по-моему, заскучает.

Интересно она сейчас вообще книги-то читает? Хотя прогремела же Стейс Крамер с «50 днями до моего самоубийства», а её явно взрослый человек не взялся бы читать. Божешки, какой же лютый треш людям порой заходит. И всё-то цифра 50 в названии его фигурирует… Явно в этом и кроется секрет успеха. Надо было Александру назвать свою книженцию «50 избранных небом».

Надо, кстати не забыть подписаться на канал литтреш, - занятные там чтения, что и говорить. Недавно слушал второй шедевр от упомянутой Стейс Крамер. Больше всего меня не сам текст поразил, а то какие познания у студента-медика, (причём кажется, давно уже не первокурсника) о медицине, лечиться к такой писательнице идти явно не стоит. Впрочем, может она на патологоанатома учится…Тогда конечно какие вопросы.

@темы: про книги

03:26 

Дури ещё хватает

Когда разом дочитываю несколько книг, перед внутренним взором невольно встаёт картинка с закрывающимися мишенями - последствие увлечения просмотром прямых трансляций биатлона, в записи мне этот спорт совсем неинтересен, - сглазить-то уже нельзя!

Кроме «Петровых в гриппе и около него» и первого тома «В глубине великого кристалла» дочитал также «Дури ещё хватает» Стивена Фрая.
Помнится, начиная читать Фрая, я пожаловался на то, что мемуары отражают одно и то же настроение, а, следовательно, в отличие от дневника, никак нельзя назвать их честными. Откуда мне было знать, что, наверное, добрую половину книги Стивен займёт своим дневником.
Конечно же, вначале я обрадовался: о, прямо услышал меня! Сейчас, прочтём-с!
И было чему радоваться: Фрай пописывал роман в пансионате, то бишь прибывал в блаженном уединении. Единственное, что меня раздражало, каждодневный подсчёт написанных слов. Интересно, кстати, все ли писатели на этом повёрнуты?
Не понимаю, право, нафига такая математика. Как справедливо замечает в конце концов сам Фрай, количество знаков никак не влияет на качество написанного.

читать дальше

@темы: про книги

05:50 

Петровы в гриппе

Как-то вдруг дочитал «Петровых в гриппе», из-за чего осталось ощущение какой-то досады. Концы с концами как будто сошлись, но я этого, скорее всего из-за всегдашней своей рассредоточенности не почувствовал, только подумал, что для более внимательного читателя это должно быть так. Частенько думаю в случае с подобными книжками-головоломками об этом самом мозговитом читателе, вернее не думаю, на это у меня опять же не хватает мозгов, скорее имею в виду.
Есть я, а есть он, испытывающий в концовке книжки вовсе не досаду, а мозговой оргазм. Что-то вроде Архимеда с его эврикой.

Ещё до того, как дочитал книгу, глянул интервью с её автором. Признаться, тяжко было на него смотреть, потому как ведёт он себя, как говорится в «тусовке социофобов» - фобно. Кажется, если можно было бы отвечать из-под стола, он несомненно оттуда отвечал бы. Не знаю на всех ли интервью Сальников такой или только на этом.
Подумалось, что если бы меня пригласили на местный телеканал, я чувствовал бы себя в разы более зажатым, чем, если бы встреча происходила в столице. Просто потому, что в столице меня не знают, а тут могут видеть родня, соседи и приятели.

«Подумалось» впрочем, опять же не совсем верное слово, только уже не потому что мозгов не хватает, а потому что эта мысль для меня, мягко говоря, не новая. В детстве уже о таком задумывался. Что если я стану известным, то понятное дело, меня первым делом на местное тв позовут.
В кандалах меня конечно туда не поведут, но дури-то у меня хватает, вполне могу и согласиться на интервью, или же меня застигнут врасплох, и мне ничего не останется как двигать губами, смотря в глазок камеры.
Но это конечно было не самым большим ужасом, более всего меня пугало, что интервью со мной покажут не днём, когда все на работе, а в прайм-тайм, и как это обычно у нас бывает, ещё и дважды, а то и трижды повторят выпуск.
Многократно опозориться в глазах земляков, как потом по городу-то ходить! Вот казалось бы никаких оснований для такой фантазии не было, а годами не отпускала, да и сейчас вмиг о ней вспомнил.


читать дальше

@темы: про книги, личное дело, здесь и сейчас

11:45 

О дневниках

Не позаботился с вечера о наливании воды в чайник, теперь вот мучаюсь, впрочем, пока я допишу сей пост, чай будет сто раз готов и наверное, дважды, выпит.
Предложение выше конечно было вводным, проверить, способен ли я сегодня на складывание слов. Как выяснилось, не очень, вместо мозга в голове точно камень лежит.
Ну да ладно, думаю, что и с камнем что-то возможно из себя выдавить. Лучше уж так, чем как вчера, провести бесконечный летний день на диване.

Не то чтобы я совсем не выходил, выходил, но опять же на пробу – проверить ходят ли ноги. Ноги шли, но в целом было так дурно, так плохо, что я не стал себя дольше мучить. Посидел с полчаса на пеньке, и вернулся в плен дивана.
Пахло на пеньке, к слову, ровно как на берегу – рыбой – тут я сам виноват, недостаточно отмыл руки после нарезки, и какашками – после дождя частенько ими пованивает, всё засохшее возвращается к жизни.

По дороге услышал забавный диалог школоты.
-Ты в химии разбираешься? – спросила девушка парня.
-Первые три урока.
-А дальше?
Последний вопрос показался мне неуместным, неужто по ответу неясно, насколько перед тобой гуманитарий. Я тоже первые три урока понимал, когда шла, как любила повторять наша математичка, полезная для разгадывания кроссвордов теория. Что было потом, и вспоминать страшно...

На пеньке читал, вернее пытался читать дневники Вирджинии Вулф. Шло не очень, потому как я не знаком с её произведениями, равно как и литературой, рецензии на которую она оставляла в дневнике. Большей частью классика, но на уроках литературы я больше ворон считал, чем читал, а по выпуску желания приобщиться к «золотому фонду мировой литературы» у меня так и не возникло.
Понравилось описание того, каким Вирджиния хочет видеть свой дневник:

«Свободным, но не неряшливым, эластичным, чтобы он мог вместить все, и важное, и незначительное, и прекрасное, что приходит мне в голову. Мне хочется, чтоб он напоминал старую строгую конторку или вместительный портплед, в который складывается все что ни попадя. Мне хочется вернуться к нему через год-два и обнаружить, что собрание само собой рассортировалось, очистилось, превратилось, как это мистическим образом происходит с подобными залежами, в нечто достаточно прозрачное, чтобы отразить свет нашей жизни, но все же прочное, спокойное и с равнодушным отпечатком искусства».

читать дальше

@темы: про книги

04:48 

Чохом

Очередная ночь ушла Морфею под хвост. Почувствовав вялость, решил прилечь на часок, а сам продрых втрое дольше. Снились блохи на левой ноге – не то чтобы полчища, но не менее десятка.
Как я их не морил (вонь раптора кстати, совсем не чувствовалась), а они всё садились и садились: чёрные точки на фоне белой на внутренней стороне бедра, плоти. Надеюсь, этот сон к деньгам, а не к реальному блошиному нашествию, что в моём случае, как бы это печально не звучало, куда как реалистичнее.

Воскресенье прошло не так спокойно, как предыдущие дни. Бережок мой захватила большая семейка. От их нашествия остался ещё не распустившийся, но уже полуживой букет водяных лилий. Побросал срезы в воду, но надежды на то, что бутоны раскроются – никакой.

Опять читал Ван Гога. На сей раз он меня не вдохновил, да и как могут вдохновить сетования на отсутствие денег, я и сам сколь угодно долго могу распространяться на эту тему.
Вообще же чувствую, придётся мне эти письма в бумажном варианте покупать. Расшифровано прилично, но господи, какой же Винсент был полиглот! Английские выражения я ещё более или менее понимаю, но кроме них в письмах встречаются вставки на латинском, французском и кажется, даже немецком. Попробуй, догадайся, что там имелось в виду. В какой-то момент мне так это надоело, что я открыл блокнот, только вот хватило меня всего на одну иностранную фразу. «En avant et plus vite que ca».
По контексту я перевёл её как: «вперёд и будь что будет!», но сильно сомневаюсь, что так оно и есть. Это я проверю позже, а пока хочу сказать о слове пандан. Когда я его увидел, то подумал, что это ошибка расшифровки, и всё же решил его переписать.

Так вот – слово такое есть, и означает оно не только « предмет, парный с другим» (в случае Винсента – картину), но и ту самую пальму, что загибается у меня в промежутке между сервантом и телевизором. Надо этот самый пандан, вернее панданус на балкон что ли оттащить, пока тепло. Может, оживёт.
Дружок его – фикус, увы, загнулся.
Мне вообще нельзя растения иметь, они ведь ничего не просят, как о них вообще помнить?

Ну вот, как всегда пошёл по ассоциациям бродить. А ещё счёл невыносимым рассказ Вальзера «Прогулка». Впрочем, в рассказе меня раздражил не столько уход во всякие подробности, сколько сам стиль. Вот что это такое!

читать дальше

@темы: про книги

21:01 

...

Ночью так много хотел всего написать, даже план составил, но стоило мне пару часов поспать, как отказали руки. Бывает у меня порой такое. Не могу ничего напечатать. Над тегами, наверное, с полчаса бился, что уж говорить о целых предложениях. Печатаю одно, выскакивает другое, и так на каждом слове, ещё и руки горячие, тяжёлые, чужие. Брр.

Чтобы не плевать остаток ночи в потолок, взялся читать, но шло это тоже не сказать, чтобы ладно.
А книга-то была замечательная! Первая часть трилогии Риггса, наконец-то я до неё добрался. Начинается и вправду всё лихо, и фотографии уместны, во всяком случае, пока. Не служат для иллюстрирования места или того хуже сцены.
Короче, я, кажется, нашёл ответ на вопрос «что привлекло Бартона в этом третьеразрядном фэнтези». Экранизированный им первый том и вправду хорош.
Хотя я не против, посмотреть и на продолжение. Интересно, как режиссёр решит вопрос с возрастом детей, по книгам-то они не взрослеют, да и все события заняли всего несколько недель. Не столько очевидно, займут съёмки.

Днём читал Ван Гога, и это было зря. Разбудил он во мне вдохновение, а рисовать-то было нечем!
Разве только пальцем по песку, и то мне пришлось бы переместиться. Вскорости, впрочем, меня накрыло такой жёсткой сонливостью, что о приливе вдохновения я и думать забыл.
Боялся, что до дому не дойду, но приказал себе влезть в воду, а там уж меня нежданно-негаданно отпустило.

Дома впрочем, я почти сразу же завалился на диван, и уже через несколько минут начал подлавливать предсоные глюки вперемешку с абсурдными мыслями. Ещё слышал какое-то слово, как мне показалось относящееся к славянской группе языков, не то к польскому, не то к сербско-хорватскому. Звучало оно вроде как «выджван», что показалось мне похожим на «вызов». Возможно, такой перевод подсказала сама манера его произношения, - через равные промежутки времени. Голос был приятный, негромкий такой, принадлежащий молодому мужчине.

Кстати о сербско-хорватском. Вчера же собирался написать, что Хорватия настолько маленькая страна, что, пожалуй, одной пенсии Медведопута хватит, чтобы купить её с потрохами, и тут мне прислали - такую ссылку.Несправедливо это всё-таки: такие зубры вылетают, а колченогие по-прежнему в игре. Что-то тут определённо нечисто.

@темы: про книги

03:02 

...

По-прежнему запойно читаю, только что закончил третью часть о странных детях, «Библиотека душ» называется. Ничего так себе чтиво, только вот взывание к фантазии посредством старинных фотографий, как и в случае предыдущего тома, вызвал у меня раздражение.
Я невольно припомнил, как в младшей школе писал сочинения по картинам «Опять двойка» и «Фашист пролетел».
На фотографии, правда, позалипал, люблю старину чего уж, потусторонностью от неё веет. Большинство снимков из третьей книги были сделаны в двадцатых годах прошлого столетия. Мне показалось, что в сравнении с десятыми и нулевыми, это время в разы беднее. Даже по богачам не скажешь, что они сильно роскошествуют, да и краски, как мне видится, тогда стали более приглушёнными, по чёрно-белым снимкам этого конечно не поймёшь, но есть у меня ощущение, что в одежде и интерьерах закрепились коричневые, серые и чёрные тона.
Впрочем, оно и понятно, в Европе только что закончилась первая мировая, что до Америки, то там в это время тоже, кажется было не всё гладко, все эти эмигранты...

Книга Кутзее, кстати, никак не выходит из головы. Очень уж пришлась в тему.
За всем этим пиздецом, что творится в стране, я невольно начал подумывать о том, что единственный выход из положения – это свалить. Думаю, конечно, не всерьёз, с пониманием, что никуда-то я свалить не сумею, но мысль, что и говорить успокаивающая.

«Если всё будет совсем уж плохо». Ну, прямо как Джон из «Молодости». Только вот он, (не столько опасаясь революции, хотя и это тоже, сколько желая присоединиться к богеме), на мечтах не остановился.
Взял и уехал из постылой ЮАР в Лондон. Проблема в том, что в «лучший город Земли» он взял себя, все свои комплексы, главный из которых - неумение общаться. Тут и кроется как мне кажется, корень его проблем, не испытывая трудностей в общении, он наверное и в Африке мог войти в круг богемы, пускай и менее малочисленной, да и с женщинами у него всё было бы чики-пуки.
Увы, но где бы ты ни жил, всё решают связи, умение их налаживать, а главное поддерживать.

Это сейчас я о переезде мечтаю по инерции, не идя дальше озвученной выше мысли. А вот в юности, мне подобно Джону казалось, что на другом месте я и впрямь могу начать новую жизнь, стать другим человеком.
Как же это было волнительно, думать о таком! Нет, определённый резон в этом конечно есть, возможно мои комплексы чуточку бы уменьшились, но кто знает, не получил бы я ещё больше душевных ран. И не убило ли бы это меня в конце концов. Работа точно ведь могла убить. Подобно Джону я не смог бы одновременно творить и работать, а жизнь без творчества – прямой путь к депрессии. Что до отношений, то тут всё то же, не смог бы я одновременно тратиться на них и на творчество, не дано мне от природы столько энергии, чтобы преуспевать сразу по нескольким фронтам.

Услышал на днях по радио такое выражение, как социально одномерная личность. Не знаю, какой там был контекст, но мне показалось, что эти слова неплохо меня характеризуют.

@темы: про книги

03:52 

Молодость

Казалось бы лето с его длинным днём - идеальное время для занятий живописью, но нет, не занимаюсь я ей. Зато с головой ушёл в чтение. Теперь моими глазами и умом завладела, как я понял, автобиография писателя со странной фамилией Кутзее. Фамилия эта, к слову, мне известна, не раз за годы посещения книжных видел её, при этом не разу не удосужился заглянуть в книги.
Не знаю даже почему, возможно потому что проза человека с такой фамилией представлялась мне чересчур сложной, что-то вроде математики.
Он кстати, судя по книге «Молодость» и есть математик, точнее программист. Никогда до того о программистах читать не доводилось, совершенно закрытый для меня мир. Впрочем, в книге, (она так мала, что я расправился с ней в два дня), куда больше места отведено женщинам. Тут конечно мне бы хотелось закатить глаза – вот уж избитая тема, но нет, про целую череду явно неудачных романов, я опять-таки ещё не читал. За вычетом конечно записок Кафки и Ван Гога.
Кстати, письма последнего «Молодость» не единожды мне напомнила. Не могла не напомнить. Ведь Кутзее волнует та же тема, что и Винсента – как стать художником.

Чуть было не забыл отметить, что читается книга легко, но есть подвох. Кутзее своего героя кличет просто «он», поэтому не всегда понятно о ком идёт речь. Я, кстати, тоже на эту тему не раз думал. На написание воспоминаний в третьем лице. Выбор третьего лица позволяет от себя отстраниться, перевести в разряд персонажа.

Несколько цитат выбрал, преимущественно, конечно же, те, что в той или иной мере описывают и мои терзания.


Вопрос о том, что можно поверять дневнику, а что следует навсегда оставлять в сокровенности, относится к самой сути писательства как он его понимает. Если ему придется стать собственным цензором, наложить запрет на выражение низменных эмоций – негодования, вызванного тем, что кто-то вторгся в его квартиру, или стыда за то, что любовник из него получается так себе, – как же тогда эмоции эти преобразятся, обратятся в поэзию? А если поэзия не станет силой, преобразующей низменное в возвышенное, зачем тогда вообще с ней связываться? И потом, откуда следует, что чувства, которые он описывает в дневнике, и есть его подлинные чувства? Откуда следует, что при всяком движении пера он остается доподлинно самим собой? В какой-то миг он может быть собой, в какой-то другой – просто прикидываться. Как узнаешь наверняка? И почему, собственно, он должен желать это знать?
***

Людям обычным сносить дурные стороны своей натуры тяжко. Обычные люди, ощущая, как в них распаляется зло, пьют, сквернословят и лезут в драку. Для них зло подобно жару: они норовят избавиться от него, вернуться к нормальному существованию. Художники же обязаны мириться со снедающим их жаром, какой бы ни была его природа, дурной или доброй. Жар-то художника и создает, а значит, его необходимо поддерживать. Вот почему художник никогда не открывается миру полностью: одно его око неизменно обращено вовнутрь. Что же до увивающихся за художниками женщин, полного доверия они не заслуживают. Ибо подобно тому как дух художника образуется из жара и пламени, так и женщины, жаждущие испытать прикосновение языков этого пламени, делают одновременно все для них посильное, чтобы загасить это пламя, совлечь художника с его высот на общую, привычную почву. И потому женщинам необходимо противиться, даже любимым. Нельзя подпускать их к огню так близко, чтобы они смогли похитить его.

***
Хотя рассказ, написанный им, и мелковат (о чем тут говорить?), он вовсе не плох. И все-таки в попытках напечатать его он никакого смысла не видит. Англичане рассказ не поймут. Пляж, о котором в нем говорится, они подменят своим, английским пляжем – полоской гальки с набегающей на нее мелкой волной. Они не увидят ослепительного простора песка у подножия скалистых утесов, о которые разбиваются буруны, не услышат в небе криков чаек и бакланов, сражающихся с ветром.
По-видимому, между поэзией и прозой существуют и еще кое-какие различия. В стихах действие может протекать везде и нигде: совершенно не важно, где живут одинокие жены ловцов лангустов – в Калкбае, Португалии или Мэне. А вот проза, похоже, настоятельно требует четко обозначенной обстановки.

***
Счастье, говорит он себе, ничему научить не может. Несчастье же закаляет человека, готовит к будущему. Несчастье есть школа души. Окунувшись в воды несчастья, ты выходишь из них – на другом берегу – очищенным, сильным, готовым к вызову, который бросает тебе жизнь в искусстве.
И однако же, окунаясь в несчастье, он вовсе не ощущает себя отмытым дочиста. Напротив, все происходящее с ним походит на купание в грязной луже. Каждый новый наплыв страданий оставляет его не поумневшим и окрепшим, но отупевшим и еще более вялым. Спрашивается, как же оно работает – прославленное очищение страданием? Может быть, он недостаточно глубоко окунается в него? Может быть, следует плыть дальше – за край несчастья, в меланхолию и безумие?
А с другой стороны, безумный или несчастный, как можешь ты писать, когда усталость сжимает, точно рука в перчатке, твой мозг и давит, давит?

***
Порою на краткий миг ему удается увидеть себя со стороны: что-то бормочущего, неспокойного мальчика-мужчину, такого тусклого и заурядного, что никто на него во второй раз и взглянуть-то не захочет. Эти проблески ясности расстраивают его – он не пытается задержать их, продлить, напротив, пытается задвинуть в темноту, забыть. Ну а все-таки, видимое им в эти мгновения – лишь внешняя его оболочка или он и вправду таков? Что, если Оскар Уайльд прав и судить надлежит только по внешности? Можно ли быть тусклым и заурядным не только внешне, но и в сокровеннейшей своей глубине и при этом оставаться художником? Может ли тот же Т. С. Элиот оказаться человеком в глуби своей тусклым, могут ли слова Элиота о том, что личность художника с творениями его нимало не связана, быть всего лишь уловкой, попыткой скрыть собственную тусклость?

***
Не любит он плохих новостей. В особенности плохих новостей о себе. «Я и так достаточно суров с собой, – мысленно говорит он, – тут мне посторонняя помощь не требуется». Такова софистика, к которой он прибегает снова и снова, чтобы не слышать критики на свой счет.

@темы: про книги

03:37 

Жестокие игры

Что-то не нравится мне просирание времени, которому я стал с каким-то остервенением предаваться: играю в энгри пёрдс, смотрю футбол, читаю.
Последний пункт тоже под вопросом, потому как ничего дельного в мой круг чтения дни не входит.
Уже третий день упарываюсь книгой, начало которой показалось мне столь унылым, что я, наверное, несколько месяцев не мог продвинуться дальше первой главы, когда же продвинулся, стал напоминать Шурика и его товарок из знаменитой комедии Гайдая. Эта книжка у меня и за столом, и в сортире, и на берегу, да что там даже убираясь, порою пялюсь в смартфон.

Уже читал книгу этого автора, если ничего не путаю – «Девятнадцать минут», эта же называется «Жестокие игры». Джоди Пиколт умеет нагнетать и удерживать интригу, несмотря на то, что темы, которые она обыгрывает - остро социальные, иначе и не скажешь. Первая прочитанная мной книга касалась насилия в школе, (как впрочем, и дома) и ответа на него. Подросток перестрелял своих одноклассников. Тут примерно про то же. История тренера обвинённого в изнасиловании ученицы и сначала её, а позже ответная реакция других девчонок, которых красавец-блондин тоже вроде как тронул. Впрочем, имеется одно существенное отличие.

В предыдущей книге повествование, насколько я помню, было полностью реалистичным, в этой же оно явно отдаёт фэнтези. Само по себе исповедуемое девчонками викканство конечно не повод ставить книгу в такой жанр, только вот обряды их что-то уж больно часто приводят к желаемому результату. Меня это лично смутило, хотя с чего бы– fiction же!
Можно подумать встреча парня-мажора, (по словам его друга, он не много ни мало из семьи Рокфеллеров), и владелицы кафешки в захудалом городке, не та же сказка! Сказка, и я даже знаю её название. «Золушка».
Да и чудесным образом излечивающая застарелые душевные раны любовь…
Маловато во мне оптимизма чтобы в такое поверить, хотя в книгах и по тв с такими историями сталкиваться приводилось.

Теперь о минусах, в которых автор не виновата. Книги её довольно плохо расшифрованы, в электронном тексте немало ошибок, а то и пропусков слогов и слов. Отдельную сложность при чтении даёт отсутствие абзацев. Пиколт описывает сцены как в сериале, прыгая из одного места и времени в другое, к тому же у неё всегда много героев. Всё это создаёт сильную путаницу. Я не раз не понимал, о ком идёт речь. Можно с полным правом сказать, что Пиколт - тот редкий автор, которого удобнее читать на бумаге.

@темы: про книги

06:38 

Ван Гог

Третий день читаю, вернее сказать пытаюсь (не очень-то мне читается) письма Ван Гога друзьям. Поначалу чтиво мне не понравилось, очень уж неприятный тон был у Ван Гога, или как он сам себя называет – Винсента, да и слог не сказать, что изящный. В письмах было так много наставительных рекомендаций, что становилось понятно, почему адресат назвал Винсента фанатиком, мне и самому это слово просилось на язык.
«Ну и дружочек» - думал я, - «не хотел бы я такого! Ещё удивляется, почему художники не хотят объединяться»
Сейчас, вероятно из-за смены адресата читать стало легче, я даже кое-то выписал в блокнот.

«Когда я чувствую и знаю сюжет, будь то фигура или пейзаж, я обычно рисую три или больше вариантов его, но каждый раз и для каждого из них, я обращаюсь к натуре. При этом я изо всех сил стараюсь не дать деталей, потому что тогда исчезает элемент воображения. И когда Терстерх или мой брат, или другие спрашивают: «что это трава или капуста»? Я отвечаю: «счастлив, что вы не можете этого определить».

Это себе на будущее – надо бы тоже отойти от деталей, часто они в живописи, без надобности.

У нас, кстати, сейчас вроде как проходит выставка «Ожившие полотна», но я пока не определился, хочу на неё сходить или нет. Вряд ли картины экспонируются на гигантских панелях, а на небольшой панели можно и самому слайд-шоу запустить, без всяких, надо заметить, трат, и вызванных фобией нервов.

Пост этот я видимо так бы и не родил, если бы не наткнулся сейчас на запись прошлогоднего сна, в котором я смотрел фильм о современных живописцах.
Смотрел я его не один, а в компании с преподшей. В фильме художников не единожды называли новаторами, и меня так и подмывало высказываться, что это импрессионизм, коему уже, наверное, больше чем полтораста века. Тоже мне новаторство!

@темы: про книги

21:43 

Ночные чтения

Позавчера весь день продрых, надеялся, что это вдохнёт в меня новых сил, но как обычно тщетно, - следующий день прошёл в ещё более глубоком анабиозе.
Сразу по просыпанию в сеть залез, а ночью сил хватило лишь на стирку и принятие душа.
В душе чуть не задохнулся, очень уж долго под горячей водой разгадывал кроссворды.
Планировал после душа усесться за комп, но как свалился на диван часа, кажется в три ночи, так и лежал, перекатываясь с боку на бок, до девяти утра.
Не просто, правда, бока-то отлёживал, читал начатую накануне книгу Юлии Лавряшиной – «Улитка на тарелке».

Долго мне чтение не давалось, - оттого-то я и залипал на кроссворды и angry birds, а тут вдруг начал не только понимать, но и представлять написанное, не так чтоб постоянно, - частенько я уходил в затуп, - но всё же.

Книгу я скачал в разделе детская литература, подумалось, что давненько я ничего детского не читывал, если конечно не считать будто бы признанного самой Ро фика по «Гарри Поттеру» - «Джеймс Поттер и Зал старейшин» - название столь незапоминающееся, что пришлось гуглить.
Возможно, в оригинале книга и неплоха, но в переводе она мне не далась, бросил чтение, едва герои переступили порог Хогвартса. Наиболее громкий зубовный скрежет вызывало у меня приставленное чуть ли не как каждому вопросу выражение «не так ли». Порой на одной странице было до пяти таких приставок. Я понимаю, что в оригинале часто употребляется isn’t it , но блин, нельзя, что ли в переводе подобрать какой-нибудь синоним!

Но вернусь к «Улитке». В предисловии говорится, что книга - лауреат премии Крапивина, и это в ходе чтения чувствуется, хотя в самой книге упоминается «Вино из одуванчиков» Брэдбери, и от Брэдбери там тоже многое есть. Мне, правда, ещё вспомнился Исигуро с «Не отпускай меня». От последнего там, помимо похожего сюжета, - мало свойственное европейской литературе смирение с судьбой.

читать дальше

@темы: про книги

21:04 

Дневник Алисы

В голове как всегда, вата, вчера, впрочем, взялся за чтение. Лёгкое. «Дневник Алисы».

Страшилка на страшилке и страшилкой погоняет, при том, что автор, по крайней мере, до середины повествования только дважды употребила тяжёлые наркотики и то не по своей воле, в остальные же разы пробовала, насколько мне известно, не вызывающие привыкания психоделики, и покуривала траву.
Короче непонятно мне, с чего её постоянно ломает.

Создаётся впечатление, что без связанной с употреблением романтикой, как то незащищённый секс, и ночёвка под кустом, девчонке просто скучно жить.
Вот каеф-то, когда приходят месячные или предполагаемое воспаление лёгких оказывается банальной простудой!

Много я книжек про наркотики читал, но нигде не было столь очевидной пропаганды. В конце концов, девчонка ещё, наверное, и загнётся от передоза. Логичный эпилог для агитки.

Плюс я назвал выше. Очень и очень легко читается. Вот только я опять же не верю! Будучи подростком я не мог выражать свои переживания столь связно, и это, надо заметить, без всяких наркотиков!

Весёлый трип.

читать дальше

@темы: про книги

01:17 

Пособие для художника

Всё забываю отчитаться об ещё одной своей околохудожественной покупке. Я, кажется, уже писал, что во время одного из походов в кино присмотрел книгу для художников, так вот, вскорости я её купил.

Неудивительно, что она пролежала в книжном так долго, - очень уж специфический материал. Например, в книге рассказывается о таких непопулярных живописных техниках как яичная темпера, энкаустика и фреска. И не теоретически, а практически, - даются рецепты приготовления красок и основы. То же, кстати, касается и популярных техник, как то акварель, масло и акрил.
Автор утверждает, что домашнее приготовление обойдётся в разы дешевле фабричного, а я вот в этом сильно сомневаюсь. Пигменты я в одном онлайн магазине нашёл, но цены за них были таковы, что у меня натурально глаза на лоб полезли. Кажется двадцать с лишком тыров за баночку.
Как-то не очень тянет на домашнее производство с такими цифрами.

Короче книжка по большей части бесполезна, но как источник вдохновения на занятия традишкой вполне себе ничего. Порой краем глаза зацеплюсь за обложку, и сразу хочется порисовать.
Нашёл, кстати, на ютубе аналогичное книге видео. С практической точки зрения совершенно бесполезное, однако же, способное на вызов вдохновения.



@темы: про книги

05:54 

Китайцы

Во время прослушивания «Задачи трёх тел» не раз поймал себя на мысли, что китайцев мне представлять в разы проще, чем европейцев. Рост и комплекция у них примерно одинаковая, (если нет, то автор делает специальное указание), волосы и глаза, понятное дело, - тёмные.

Короче не может быть такого, что ты полкниги представлял себе кареглазого брюнета, а автор возьми, да развей твои представления вдруг проснувшимся желанием описать персонажа. Он оказывается, не брюнет, а совсем наоборот, и глаза у него белёсые.
Всегда теряюсь в такой ситуации. Как поступить: оставить своё представление, или, как это часто бывает в долгоиграющих сериалах - сменить актёра.

Не знал я, куда это наблюдение присобачить, а вчера принялся листать ленту на демиарте, а там, будто по заказу пост о китайцах.

«Ты все время окружен людьми, которые кашляют, сморкаются, чихают и рыгают. И никто не понимает, почему на твоем лице ужас.
При этом понятие личного пространства им тоже незнакомо. Например, тебя запросто могут потрогать.

Люди одеты очень некрасиво. И, конечно, дело не в цене. Если открыть любой каталог дешевых шмоток, то совершенно очевидно, что можно одеваться недорого и при этом стильно. Здесь все одеты одинаково невнятненько. Что-то черное-мешковатое в качестве пуховика. Такие же мешковато-невнятные штаны. Такая же грубая черная обувь типа мокасин. Как будто бы этим людям забыли сказать, что в мире существуют обувь на каблуке, пальто, куртки, шубки, шарфики, джинсы, леггинсы, сапожки и все это может быть не только черного цвета. И еще в мире есть шапки, блин. И все это шьется в их стране.
У огромного количества женщин в возрасте до 50 явные проблемы с кожей. Старательно замазанная угревая сыпь на лбу и щеках скорее норма, чем исключение.
Вообще нация жутко некрасивая – низкорослые, коренастые и колченогие. С грубыми чертами лица. Почти у всех кривые зубы».

По описанию, они мне казахов напомнили, не городских, а сельских. Подумалось, что в Пекине, наверное, тоже полно сельских жителей, съехались в столицу в поисках лучшей жизни, принесли свои манеры. Впрочем, имею ли я - путешественник по атласу, право думать.

Понравившиеся фотге.




@темы: про книги

04:09 

Цветные точки

Пару дней назад дочитал «Чудесный нож» Пулмана. Давно эту книгу в руки не брал, успел позабыть сюжет. Видимо поэтому сильно, чуть не до слёз расстроился на описании гибели одного их героев, не человека впрочем, а его деймона - зайчихи. Смерть двуногих персонажей меня задевает редко, другое дело - четвероногие. В детстве не мог из-за этого читать Сетон-Томпсона и иже с ним.

Окончание трилогии найти никак не получается, наверное, книга на другой квартире, пока же взялся за Кастанеду. Просто протянул руку, а там он - красная книжка дремучего года выпуска. Думал, читать, не читать, потом решил, почему бы и нет - взял с собой на берег.

Ещё трезвый был, - пиво парилось в рюкзаке, а меня уже начало плющить. Только подумал, что у меня под банками Кастанеда, и сразу того, может впрочем, и открыл книгу, не помню в точности.
читать дальше

@темы: практики, про книги, эзотерика

22:30 

Vodka meditation

Админ сайта, который я уже называл, будто бы прочёл мои мысли. Подумав позавчера, что неплохо бы ко всему тому добру, что я уже накачал, добавить какой-нибудь науч.поп, я вдруг заметил, (было это на книжке о трилобитах), секретную ссылку, что позволяла обойти запрет от правообладателя. Так я стал счастливым владельцем не только целого труда о трилобитах, но и откровений от экстрасенсов, о которых я не так давно вздыхал. Не думал, честно говоря, что моё желание осуществится так быстро.

Воспоминание о сновидении* со Свами Даши ещё свежо, поэтому первым делом я взялся за его «Перерождение», тем более там читать особо нечего – за день точно можно одолеть, если, конечно же, не залипать на фотографии автора.

читать дальше

@темы: про книги

13:16 

В обнимку с гигантским ультрамариновым огурцом

Вчера отлёживал бока с занятной в своей ироничности книжулей под названием «Шкатулка сновидений». Наверное, излишне, объяснять, почему я её скачал. Всё бы ничего, но в книге не раз упоминалась, и не только упоминалась, но и в красках описывалась жратва, а я захватил с собой только пару крохотных варёных картофелин.
Днём раньше у меня надулся живот, что причинило немало страданий не только в воде, но и на берегу, поэтому на сей раз я решил обойтись малым. Кто же знал, что в этот день я возьмусь читать книгу, способствующую активному выделению желудочного сока! С другой стороны погружение было полным – ведь главный герой тоже мучился голодом. Его, правда, в конце концов до отвала накормили хлебом, я же промучился ещё несколько часов.
Можно конечно было пойти домой, но мешала мысль, что желудок можно набить в любое время года, а вот поплавать только летом.
По доброй, как мне кажется, традиции, привожу отрывок связанный с художествами.

«Единственный оставшийся в живых представитель семьи — это Самуэль, который, насколько мы с Маркусом-Элишей можем судить, впустую потратил свою жизнь. По какой-то ему одному ведомой причине, Самуэль решил стать художником, и отец поддержал эту блажь, оплатив его учебу в Мюнхенской Академии изящных искусств.

Я подозреваю, что большую часть времени Самуэль соблазнял молоденьких студенток — по крайней мере, хорошеньких — а ближе к концу обучения пребывал в многодневных запоях. Неудивительно, что он остался без диплома и следующий десяток лет перебивался малеваньем посредственных портретов невыносимых представителей среднего класса, чьи финансовые возможности более чем соответствовали социальным амбициям, а вот с родословной не сложилось.
Самуэль рисовал младших прелатов, мечтающих о епископстве, которого им никогда не видать, производителей средств личной гигиены, популярных романистов-романтиков, пытающихся писать литературу, и тому подобных людишек.

Он мог бы и сейчас влачить столь же жалкое существование, если бы в один прекрасный день Самуэлю не заказали написать портрет принцессы Амафальды Швайгбрюннер-Донати: ее муж, принц Ханс-Генрих, хотел сделать жене подарок по случаю ее сорокалетия. Так как это должен был быть сюрприз, портрет рисовался не с натуры, и принц дал моему брату маленькую фотографию, сделанную во время семейного отдыха в замке Брюггенсдорф; на обратной стороне фотографии принц написал «seduta su cavallo» (верхом на лошади), но Самуэль, чьи познания в итальянском весьма и весьма ограничены, сделал вывод, что ее высочество хочет видеть свою жену сидящей на кочане капусты.
Картина — превосходный портрет принцессы Амафальды, сидящей на корточках, зажав между бедрами маленький кочан капусты, и с удивленным выражением на лице — был выполнен в срок, и в ярости отвергнут. Однако, какой-то необычайно проницательный делец из Парижа — его звали Боттард — купил портрет и выставил его в женевской галерее, где он немедленно произвел сенсацию.

Самуэлю приписали открытие нового направления сюрреализма — melange (смесь) метафизического лиризма Шагала и псевдоорфизма Делоне — и внезапно на него посыпались заказы от различных людей, желавших быть изображенными в le style nouveau Ugumesque (новый овощной стиль) (как это быстро окрестили) и готовых выложить большие деньги.

Честно говоря, благодаря этим заказам Самуэль процветал последующие тридцать три года, потому что, закончив портрет герцога Рафландширского в натуральную величину, написанный исключительно в голубых тонах и изображающий его светлость в обнаженном виде в обнимку с гигантским ультрамариновым огурцом, мой брат больше не прикасался к кисточке.

Он по-прежнему живет на своей вилле на Гранд Канарах, в возрасте девяноста восьми лет пытается совращать хорошеньких женщин, а по субботам напивается до бесчувствия. Должен с удовольствием отметить, что все наши контакты сведены до минимума».

@темы: про книги

главная