• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: про книги (список заголовков)
18:49 

Слова

Приведённый ниже отрывок (с ремарками) я слушал в тополином леске, фотографии которого не так давно вывешивал. Так совпало, что на следующий день, когда в памяти моей ещё не отзвучала прослушанная глава, мимо рощи прошли отец с сыном.
-Смотри, красота какая! - воскликнул отец, - настоящая наша природа!
Не то, что в словах его проступила фальшь, но я сразу же испытал неприятное чувство похожее на то, что переживал книжный Тёрлес.
Восклицание засушило реальность, обратило её декорациями к спектаклю с единственной репликой.
Я подумал, что лучше бы этот папаша матернулся, в этом было бы больше беспомощности, больше живого чувства.
По-прежнему испытываю сложности со словесным выражением своих переживаний, а если мне это в какой-то степени и удаётся, то я убиваю пережитое.
Вместо того, чтобы вспоминать свои чувства, вспоминаю слова, которыми их описал.
И это в отношении себя, не думаю, что есть способ донести до другого то, что он никогда не переживал. Если ты что-то переживал, то тебе хватит и намёка, если же нет, никакая метафора положения здесь не спасёт.

читать дальше

@темы: про книги

22:18 

Перед сном занимался начиткой ГП в переводе Спивак. В полном восторге от перевода. Да, некоторые имена звучат непривычно, но какой ритм! Не то что у Литвиновой, ни разу не сбивается. Конечно в этой моей реакции на сбивчивость ритма есть нечто болезненное, ненормальное, иногда мне даже кажется, что я, точно перед сном срываюсь со ступеньки.
С другой стороны этот неприятный механизм позволяет мне самому выражаться на письме более или менее плавно.

Разумеется, после чтения переслушал себя, и пришёл к выводу, что лучше всего мне удался Добби. Жалобное верещание не так-то сложно изобразить, когда сам постоянно испытываешь к себе жалость. Самый безликий герой у меня, пожалуй, Поттер, не знаю даже какую интонацию к нему приладить. Может ту, что я использую в магазине? Такая внезапная для самого меня вежливость.

Больше ничем до времени отхода ко сну не занимался. Правда, перед самым сном посмотрел рентивишный ролик о телекинезе, который окончательно заверил меня в том, что руки здесь ни при чём. Я вспомнил, что во сне вся магия делается из вязкости в голове, наверное, надо ждать именно такого состояния. Кстати, в недавнем сне о левитации я напротив отметил чувство лёгкости под черепом. Надо будет записать его. Там рассказывать-то особо нечего, не знаю даже чего я виляю.

@темы: про книги

04:47 

Об уровнях

Продолжаю погружаться в "Один вкус", уже совсем, судя по показаниям смартфона немного осталось. Потом, наверное, перечитывать буду, с таким ритмом мало что в голове остаётся, благо Уилбер часто повторяется. Вот запись, которую я читал сегодня, довольно, как мне показалось, любопытная.


читать дальше

@темы: про книги

22:39 

Когда смеркается

Потихоньку слушаю Музиля. Странное ощущение от его прозы, по сути он пытается выразить невыразимое, да так искусно, что ничего и не выражает. Подобное же ощущение вызывают некоторые дневники. Их авторы пытаются наколоть на иголку какое-то движение души, и через время сами не могут понять, что тогда описали. Зато такая запись часто бывает красива.
Впрочем, не всегда описания не рождают образов. Образец редкого для книги диалога:

" - Послушай, Байнеберг, - сказал Терлес, не оборачиваясь, - когда смеркается, всегда, видно, бывает несколько мгновений совершенно особого рода. Сколько раз это ни наблюдаю, мне вспоминается одно и то же. Я был еще очень мал, когда однажды играл в этот час в лесу. Служанка отошла. Я этого не знал, и у меня было ощущение, что она еще где-то близко. Вдруг что-то заставило меня поднять глаза. Я почувствовал, что я один. Все вдруг совсем затихло. И когда я оглянулся, мне показалось, будто деревья молча стоят вокруг и наблюдают за мной. Я заплакал. Я почувствовал себя покинутым взрослыми, отданным на произвол неживых созданий. Что это такое? Я часто чувствую это снова. Это внезапное безмолвие, словно речь, которой мы не слышим?
- Я не знаю, что ты имеешь в виду. Но почему бы у вещей не быть языку? Ведь не можем же мы со всей определенностью утверждать, что у них не бывает души!
Терлес не ответил. Рассуждения Байнеберга были ему неприятны.
Но вскоре тот начал:
- Почему ты все время глядишь в окно? Что ты в этом находишь?
- Я все еще думаю, что это может быть.
На самом деле он думал уже о чем-то другом, в чем не хотел признаться. Высокое напряжение, сосредоточенность, с которой прислушиваешься к серьезной тайне, и ответственность, которую берешь на себя, заглядывая в еще не описанные связи жизни, он смог выдержать только один миг. Затем им опять овладело то чувство одиночества и покинутости, что всегда следовало за этим слишком высоким запросом. Он чувствовал: здесь таится что-то, пока еще слишком трудное для него, и мысли его убегали к чему-то другому, тоже таившемуся здесь, но как бы только на заднем плане и в засаде, - к одиночеству.
Из заброшенного сада к освещенному окну нет-нет да прилетал листок и, уносясь, врывался в темень светлой полоской. Темнота, казалось, сторонилась, отступала, чтобы в следующее мгновение продвинуться вперед снова и неподвижно, стеной стать перед окнами. То был особый мир, эта темень. Стаей черных врагов напала она на землю и убила людей, или прогнала их, или еще что-то сделала, чтобы от них и следа не осталось.
И Терлесу показалось, что он этому рад. В эту минуту он не любил людей, больших и взрослых. Он никогда не любил их, когда было темно. Он привык воображать тогда, что их нет. Мир представлялся ему после этого пустым, темным домом, и в груди у него все трепетало, словно ему пришлось теперь пробираться из комнаты в комнату - через темные комнаты, о которых никто не знал, что таят их углы, - на ощупь перешагивать пороги, куда уже не ступит ничья нога, кроме его собственной, - пока в одной из комнат вдруг перед ним и за ним не закроются двери и он не предстанет перед самой владычицей черных стай. И в этот миг защелкнутся замки всех других дверей, через которые он прошел, и лишь далеко перед стенами тени темноты будут, как черные евнухи, стоять на страже и даже близко не подпустят людей.
Такого вида была его одинокость, с тех пор как его тогда бросили - в лесу, где он плакал. Она обладала для него прелестью женщины и нечеловеческого. Он чувствовал ее как женщину, но ее дыхание было лишь стеснением в собственной груди, ее лицо - головокружительным забвением всех человеческих лиц, движения ее рук были мурашками, бежавшими у него по телу... "


@темы: про книги

01:17 

Новая книжке

Полез я за старым, так и не дочитанным талмудом Ксендзюка «По ту сторону сновидения», и вдруг, совсем нечаянно наткнулся на новёхонькую книжку. Буду читать, и наверное, цитировать, сегодня только полистал в неудобном для смартфона формате пдф. Пытался конвертировать в хтмл, но ничегошеньки не получилось, только время потерял. А ведь можно было поискать книгу в другом формате, а не проги для конвертации. Ну да ладно, ближе к телу.
Первое впечатление - Ксендзюк решил стать ближе к народу, психологические термины по-прежнему всплывают, но человеческого языка стало заметно больше. Короче - труд сей уже не столько академический, сколько научно-популярный.

Сказать пока что больше нечего, хотя до понимания комментария юзера Димитрия с Куба дошёл, в смысле добрался дораздела где Ксендзюк рассказывает о компьютерных играх, а вот, что пишет указанный юзер:
«Бесконечно уважал этого человека, прочитал все его книги...экспериментально проверил многие из описанных им методов( их прагматическая ценность подтвердилась)...Но после следующей фразы в последней книге: "Компьютерная игра построена так, что вынуждает игрока непрерывно контролировать ситуацию. Можно сказать, что игра в какой-то степени имитирует медитативные техники "внимательности", одновременно развлекая игрока, который, как правило, даже не подозревает о том, что его состояние напоминает медитативное." даже не знаю, что и думать. Жесткая и однозначная неправда, я проходил достаточно длительный курс випассаны и НИКАКИХ даже ближайших аналогий с состоянием видеогеймера не обнаружил...Это абсолютно разные режимы работы внимания, совершенно отличные состояния психики, энергетики и т.с.(что по сути одно и тоже в рамках описания Алексея Петровича)...вообще не пойму как теперь относиться к его книге после подобных перлов...»

Прямо подмывает защитить Петровича, но не имею права, так как курса випассаны не проходил, и понятия не имею, что там за состояния.
Вот кстати, что на эту тему подумалось. Классическая медитация со скрещенными ногами кажется мне дикостью, у меня немедленно начинает всё болеть и вообще хочется сдохнуть, но если передо мной поставить монитор, я сижу на той же жопе часами и не чувствую особых неудобств, точнее чувствую, но только по выходу из компутера.


оглавление
запись создана: 31.08.2014 в 20:59

@темы: про книги, психика, эзотерика

04:16 

Ксендзюк, труд которого я пару дней назад домучил, таки меня удивил. После бесконечного потока одурманивающе нудных словесных конструкций, подобный постскриптум, был всё равно, что удар под дых. Я, кажется, даже ойкнул.

читать дальше

@темы: про книги

03:14 

Мордылица

«Песни Гипериона» - книжка в высшей степени кинематографическая, однако я так и не смог подобрать актёров, которые могли бы сгодиться на роли паломников, а потому попытался набросать их портреты по описанию. Без образа - сопережевания герою ноль.

Боюсь, что более или менее мне удался только Мартин. Остальных рисовать поленился, может позже.
С именами несколько промахнулся, и неудивительно, я ведь слушаю, а не читаю.

читать дальше

@темы: про книги

21:11 

На берегу снова слушал «Гиперион». Странным образом эта космическая опера начинает перекликаться с «Потерянным раем» Мильтона, который я так сказать на безрыбье, скачал в разделе бесплатных книг.
В обеих книгах затронута тема христианства, в «Гиперионе» она пока только проступает, но не надо быть Вангой, чтобы понять, что это только начало.
Кстати и в приложении к «Властелину колец» что-то такое проскальзывало. Боги (волары) низвергли эльфов, как Иегова низверг Сатану и прочих непокорных ангелов.
Короче всё одно к одному. Не то чтобы меня это сильно задевает, но как-то странно.

Я ведь и думать забыл о христианстве, или Ветхий Завет не христианство? Сам сцотона не разберёт! У Мильтона, кстати, такой обширный список падших ангелов, что я в них признаться, запутался, по-моему, он всех богов и идолов туда впихнул, от Осириса до Вельзевула.

А! Вот ещё что вспомнил. На недавно завёдшийся смартфон я бросил папку с работами двух визионеров – Чюрлёниса и Блейка. Мильтона на сон грядущий почитал, и давай смотреть картинки, а там прям настоящая иллюстрация к его поэме. Ну, я ж говорю всё одно к одному.


@темы: про книги

00:44 

Песни Гипериона

Днём, вернее сказать, ближе к вечеру взялся за «Гиперион». Пока сложно сказать, нравится или нет, никак не могу подобрать лица героев, а без них, слова только слова. В сети только портрет Шрайка нашёл. Кросавчег, чо.  

И планета, куда отправились половники, пардон,  паломники, тоже ничего так себе, если это конечно она. 

Не могу сказать, что повествование ничего не напоминает, мне вспомнились  так и не дочитанная Ле Гуин, а также мультики Лалу.  

Шрайк не Шрек

@темы: про книги

23:17 

О разнице восприятий

А «Гарри Поттера» я вспомнил из-за вот этого поста. Помнится, я сравнивал мир Роулинг с миром Петросян в пользу первого, как раз, потому что в нём нет переизбытка героев и каких-то левых описаний.

«В книге удивительно мало действующих лиц. Обычно есть некая группа главных героев; те, кому уделяется несколько меньше внимания; герои второго плана, про которых мы, тем не менее, можем что-то сказать; и, наконец, фоновая массовка, слабо различимая на фоне обоев. Безусловно, конкретное число персонажей в каждой группе зависит от жанра и сеттинга, но в данном случае он явно располагает к большому их числу: главный герой живет в окружении десятков, а скорее сотен человек, каждый день сталкивается с ними в коридорах и на занятиях. Сравнение с моими школьными годами, во всяком случае, явно говорит о том, что значимых людей вокруг должно быть довольно много. Десятки, как минимум.
Конечно, можно сказать, что в книге отмечаются только важные моменты, а несущественные подробности опущены. Однако тут возникают два "но". Во-первых, для атмосферы школы это общение весьма важно, и проигнорировать его вовсе кажется неудачным ходом (сравните хотя бы с "Домом, в котором..."). Во-вторых – значит, про то, что на обед дают жареную картошку – это важно, а про людей, которые сидят вокруг – и слова не нашлось?»

Я попробовал вспомнить те несколько десятков «значимых людей», которые окружали меня в школе, и пригорюнился. Вспоминался в лучшем случае пяток, если же сидеть долго, то можно было выудить из памяти ещё десяток хоть сколь-нибудь важных для меня лиц. И всё!
Я понятия не имел, кто учится в параллельных классах, я уж молчу о ребятах старше и младше меня, даже на какой-то год, первые казались мне умудрёнными аксакалами, вторые – не стоящими внимания малолетками.
Тогда я ещё вёл трезвый образ жизни, и то, что я вот так просто могу подойти к кому-то и сказать «привед» мне даже в голову не приходило. Так что какая уж там дружба!

В общем я согласен с этим комментарием: «большую часть происходящего мы видим глазами одного человека - Гарри. И он не то чтобы экстраверт пробитый. Для многих людей нормально видеть (так, чтобы воспринимать как конкретные фигуры, про которые можно что-то сказать) только самое близкое окружение. Из своего курса на 70 человек я более или менее общалась человеками с 15-ю, ещё человек 10 помню в лицо и по имени. Остальные не имели значения. С преподавателями то же самое - несколько реальных "звёзд", несколько человек, с которыми непосредственно общалась, остальных, даже тех, чьи лекции посещала, - с трудом распознавала, встречаясь в коридорах вне аудитории. Не говоря уж о тех, с кем никак не соприкасалась».

@темы: про книги, психика

23:00 

Унитаз

Ну вот, я опять не способен читать, впрочем, кое-что я всё же одолел – небольшую рецензию на книгу Москвиной. Решил поискать, что за книга такая. Самой книжки не нашёл, зато нашёл отрывки, из которых меня зацепила заметка об улитках. Есть в ней нечто экзистенциальное.

Улитки

В пионерлагере у забора в крапиве жили улитки. Все они были разные, как и мы - люди. Мы собирали их со жгучих листьев и приносили в отряд. Я складывала семью улиток в синюю мыльницу с дырочками: большая черная улитка была папой, поменьше - мамой, а самые маленькие - их дети. На ночь я накрывала эту компанию листом крапивы. Жилища улиток - мыльницы - располагалась у нас на подоконнике. Красные, зеленые, белые мыльницы всю смену мозолили глаза нянечке, которая убиралась в комнатах. Приближалась осень, оканчивались каникулы. Каждый вечер мы сидели на кроватях и наблюдали завороженно за жизнью улиток.

А в последнее утро явилась нянечка, собрала наши мыльницы и спустила улиток в унитаз.

Потом она ушла. А мы еще долго сидели и слушали, как шумит вода в туалете.

@темы: про книги

02:27 

Картинки из книжки Грофа об ЛСД

21:43 

Вчера дослушал «Дом, в котором». История с бабушкой некого условного Стервятника, показалась мне настолько дурацкой, что дальше просто слушать не хотелось, однако как только повествование вернулось к Курильщику, я подобрел и домучал книгу до конца.
Условность некоторых героев, таких как Слепой и Табаки более или менее разъяснилась, они и не люди вовсе, а так…Один читатель чужих снов, другой – хранитель времени. Другие же, как были непонятно зачем введёнными ролями, так и остались. Не будь Курильщика у меня и тени эмпатии не возникло бы, но Курильщик, как, оказалось, пишет в блевничок и художничает, а это плюс стопятьсот к его пускай и недостаточно, по моему мнению, выписанному образу.
читать дальше

@темы: про книги

22:53 

Начал читать, вернее, начитывать порекомендованную мне биографию Фрая, начитал совсем немного, исключительно с целью проверить - пойдёт или не пойдёт.

Боюсь, что не пойдёт. Для начитывания вслух язык писателя слишком заковырист, правда, таким способом ещё как-то постигаешь смысл, при чтении же про себя – теряешься где-то на середине предложения. Предложения у него толстовские, с множественными, заключёнными в скобки пояснениями. Если Стивен и впрямь болен маниакально-депрессивным психозом, то автобиографию он явно писал в мании.
Кстати, автобиография Дали вызвала у меня похожее ощущение, я имею в виду «Тайную жизнь», а не разрекламированный «Дневник одного гения».
В «Тайной жизни» немало болезненных моментов, однако они описаны так залихватски, что склоняешься к мысли, что Дали брался за перо исключительно в эйфории.
Сужу, конечно же, по себе, когда мне мега-гуд, я замечаю за собой примерно такой же стиль изложения. Немного стыдно за него. Всё-таки это не совсем ты, хотя с другой стороны, когда ты действительно ты? В хандре что ли? То же самое, что эйфория, только со знаком минус.
Можно конечно предположить, что настоящий ты, это ты в спокойном состоянии. Но является ли отсутствие стыда достаточным основанием для того чтобы считать именно это «Я» истинным? А может оно просто приемлемое социально и потому принимается тобой?

Социумом не поощряется ни нытьё, ни чрезмерное, граничащее с манией величия довольство, вот и остаётся смирять себя, доводить до средней температуры по больнице.
Конечно бывает и настоящая умиротворённость, но так редко, что и говорить о ней нечего.

@темы: про книги, психика

22:41 

Уф. Кажется, я, наконец, добрался до середины «Дома, в котором». В целом от книжки кипятком не ссу, но некоторые кусочки просто замечательные. Правда пока, чтобы их пересчитать, мне вполне хватает пальцев на одной руке. С эмпатией по-прежнему туго, какое-то отстранённое отношение ко всем героям. Местами повествование напоминает «Повелителя мух», но там мне герои нравились, я за них даже переживал, а здесь – нет. Все какие-то искусственные, очевидно не имеющие реальных прототипов, да и не подростки вовсе. Нет, есть, конечно, не годам развитые малолетние товарищи, видел таких в передаче «Умники и умницы» и таратористой викторине Канделаки, но чтобы сразу столько в одном месте! И ещё в каком! В доме для инвалидов. Я сам себя инвалидом на всю головку чувствую, как подумаю, что «это» изрёк шестнадцатилетний пацан!

Дабы меня не мучил когнитивный диссонанс, я придумал такое объяснение – мальцы набираются опыта в астрале. Тем более в книге имеются намёки на это дело.

Единственный герой, который у меня рождает некоторое умиление, это Курильщик, и то, только потому, что напоминает мне Карлоса нашего Кастанеду. Такая же девственность в отношении всего иррационального. Плюс – страсть к задаванию вопросов и постоянно возникающее чувство отверженности. Кажется, что вот-вот на пороге появится Дон Хуан и накормит его пейотом. Но Курильщика в последнее время упоминают лишь мельком, а Донов Хуанов там и вовсе не водится.

Зато девочки появились. Мало чем, правда, отличающиеся от мальчиков, но секс уже был.
Ещё меня всё чаще настигает ощущение, что автор – типичная обитательница дайри, в крайнем случае, жж. Особенно острым это ощущение становится при прослушивании сказок. Все эти драконы, эльфы, василиски. Плюс в тексте порой попадаются откровенно ванильные вставки: пледы, кофе, коты, фенечки и т.п. Обычный такой набор интересов дневниковой рукодельницы. Конечно, их оттеняют кровь и кишки, но это, по-моему, тоже типично для фикрайтеров с упомянутых сайтов.

До кучи…Не мне конечно об этом заикаться, но я чувствую, что в тексте есть некоторые проблемы с «русская языка». Конечно, можно обвинить в этом чтеца, но думаю, что дело всё же не в нём. Мне кажется, что сам автор испытывает затруднения в использовании множественного числа. Я всегда полагал, что при перечислении каких-то существительных, глагол тоже надо ставить в множественное число. Здесь же я не раз слышал предложения вроде: «упала ваза и шкаф». Может оно конечно правильно, не знаю, но меня это несколько смущает. Ладно бы ещё род был одинаковый, а то ведь…
На ум так и просится строчка из главного хита «Ласкового мая»: «Что с вами сделал снег и морозы…»

Из-за всех этих, может и не вполне очевидных деталей роман кажется мне фиком. Фик разнесённый на шесть сотен страниц. Вроде как в сообществе его устали читать, пришлось издать отдельной книгой.

Смешно, но я никак не могу прогнать это ощущение. Конечно, не мешало бы уже что-то разузнать об авторе, но пока я боюсь спойлеров, и ещё боюсь, что стану относиться к книге предвзято. Ну как окажется, что автор не в меру начитанная домохозяйка, пишущая от скуки. Тогда и книга – получается чем-то вроде приятной безделицы, а значит ждать от неё чего-то сверх отдельных отрывков-алмазов – не стоит. Сейчас я жду концовки этой Санты-Барбары, надеюсь, мне хоть что-то разъяснят и мой внутренний критик, наконец, заткнётся.

@темы: про книги

22:18 

Сегодня купил крепкое пиво. Просто хотелось вкусить то сладкое чувство, когда тело вроде бы твоё и в то же время не твоё, а часть пронзённой солнцем водной толщи, или ближе к закату – коричневой жижи, в которой теряются всякие ориентиры. Опять слушал «Дом, в котором». Голос Игоря Князева, когда он никому не подражает, мне, честно говоря, не очень-то нравится, другое дело, когда он в образе. Особенно удаются ему такие противные персонажи, как Табаки или Акула. Табаки, правда, не то чтобы противный, просто мне такие пиздаболы как-то по душе.

Вообще говоря, мне мало кто там по душе, возможно как раз из-за того, что предпочёл аудио-версию. Есть персонажи, которых я представляю чётко, но их очень мало, больше тех, кого я различаю лишь по кличкам, если вообще различаю. Забавная история приключилась с хомяком, которого я рисовал себе как мальчишку, пока не узнал, что он способен уместиться под шляпой и гадить. Нет, если бы он просто гадил, я бы так и считал его бессловесным инвалидом, но книжка Петросян не настолько психоделична, чтобы в ней водились мальчики, умещающиеся под шляпами.

Впрочем, в аудио-версии есть свои плюсы, во-первых в неё вставлены настраивающие на определённое настроение музыкальные отрывки, а во-вторых интонация вдохновляет меня на написание собственных текстов. Всё равно какая, лишь бы она была, а то ведь нередко встречаются тексты, которые можно читать только про себя, да и то не без риска потерять нить повествования.

Честно сказать, несмотря на читабельность текста Петросян, я слегка запутался. Именно что слегка, потому что, немного поразмыслив можно свести концы с концами, но необходимость этого усилия немало меня раздражает. Курильщик и Кузнечик. Взгляд из настоящего и оглядка на прошлое. Только что человек описывается живым и вот он уже мёртв, и кто-то сожалеет о его кончине. Или наоборот злорадствует. Они там вообще все какие-то ебанутые. Не то чтобы я сам был сильно нормальный, но всё как говорится, познаётся в сравнении.
Хотя может быть, я что-то не так понял. Я ведь тот ещё тугодум. Может, подразумевается не смещение времён, а смещение пространств.

Короче мне не мешает поискать арт на «Дом», просто чтобы представлять личики тех мальчиков и воспитателей, о которых мне рассказывают, иначе эмпатии не получится. Кузнечик, впрочем, вызывает у меня её тень, больно уж знакомые у него забавы. Все эти гляделки и прятушки. Моя любимая роль в любом социуме, не участие, но наблюдение. Впрочем, наверное, все интроверты скроены по единому лекалу. Иначе б нас не поместили на одну полку с названием – интроверсия.
Взгляд изнутри во внутрь.

Кстати, хорошо представляю себе автора книжки. Вернее, тупо ставлю на её место человека, которого когда-то знал. Свою учительницу по истории искусств. Теперь ей должно быть за сорок. Длинные волнистые волосы, умные тёмные глаза, полные губы. Такая типичная еврейская девочка, вот только я не знаю, с чего я взял, что она ею была, фамилия-то русская. Внешность не совсем, но мало ли. Анна была худой, любила длинные юбки и уютные, тоже длинные свитера неброских окрасов. Тонкие руки из подвёрнутых рукавов. Летом – блузы. Вся такая нездешняя, синяя, петербурская, кажется именно в город на Неве она и отчалила.

@темы: про книги

06:55 

Скачал аудиоверсию «Дома, в котором». Думал, пойдёт. Нет, ну должно же пойти, так как явно напоминает мои сновидения, но нет, не идёт. Во время чтения раздражаюсь и послевкусие какое-то блевотное. В последний раз такое отторжение вызывал у меня разве что Маркес с его «Сто лет одиночества», мучил я эту книжку, мучил и так и забросил. Кстати, надо будет глянуть в вики, о чём вообще там шла речь. Всё, что я помню, это какая-то расплывчатая фотография на переплёте и мелкий шрифт, о который я постоянно спотыкался.
Кстати, в вики или (лучше в здешнем фандом-сообществе) и о «Доме» не помешало бы справиться, всё равно ж не дослушаю. Хотя мне признаться, несильно интересно, чем там всё закончится, наверное, потому что герои не цепляют. Тот, что в красных кроссовках, (клички я не запоминаю), вроде немного заинтриговал, во-первых, потому что исповедуется ( другими слова – ведёт повествование от первого лица), а это +10500 к его карме, а во-вторых – парнишка какой-никакой бунтарь, но…Ждал я ждал, когда аффтар к нему вернётся, да так и не дождался. Пошло описание ещё каких-то героев, которых мне полагалось запомнить…и зачем они мне? Скука, скука. Вот в «Гарри Поттере» вроде тоже героев дофига, но главная-то линия крутится вокруг Гарри, понятно, кто герой с большой буквы, а здесь кто? Дом что ли? Ну да, похоже на то.
У кого-то ещё здесь прочёл о Ниле Геймане, как о человеке, который записывает свои сны. Сначала загорелся, надо обязательно ознакомиться, а теперь вот думаю, а вдруг тоже не пойдёт? Опять ведь буду досадовать.

@темы: про книги

21:32 

Ну вот опять развёл себе руку, вчера всю ночь просидел над текстами, рисунками и фото, и теперь вот вдохновение есть, а сделать ничего не могу. Больно. Придётся наверное книжку читать, точнее листать, с чтением тоже проблемы. Книжка вот эта:
читать дальше

@темы: про книги

21:18 

Книгипро

Кажись по дайрям бродил флэшмоб, что нужно прочитать, чтобы быть со мной на одной волне.
Ну что ж, назову чтиво, которое в последнее время отлёживается в моём сортире или же звучит в плеере, а также вкратце расскажу чем оно мне так дорого.

1. Голдинг. «Повелитель мух». Притча о том, как на самом деле тонок налёт нашей хвалёной человеческой культурности. Впрочем, скатывание к дикому состоянию не у всех происходит с одинаковой интенсивностью. Жаль, что сохранение человеческого облика в среде дикарей автоматически превращает тебя в жертву. Не знаю как там с языком у Голдинга, но мне очень нравится поэтичный перевод Суриц.
2. Этерингтон-Смит. Биография Дали, которую я перечитывал бессчётное количество раз. Ещё мной прочитана книжка Карлоса Рохаса, попытка понять настоящую личность Дали через анализ символов его картин. В любом другом случае я возмущался бы такому исследованию, но так как Дали боготворил Фрейда, такой разбор совсем не показался мне кощунственным. Что до благочестивого рассказа Аны Марии – сестры художника, то он вероятно так же далёк от правды, как и сюрреалистические фантазии самого братца, отражённые в «Тайной жизни». Истина как всегда где-то посередине. Этерингтон-Смит как раз занимается её поиском, что мне, наверное, и нравится. Сама же личность Дали, прежде всего, интересна мне как пример умелого обращения со своими комплексами. Здесь не простое сублимирование, но и извлечение из своих ненормальностей большой выгоды, можно сказать - раскручивание их как бренда.
3. Набоков «Защита Лужина». У Набокова я читал не так много, но мне кажется, что это лучший его роман. В «Приглашении на казнь», форма затмевает содержание, здесь же пропорция соблюдена идеально. Что же до характеров, я скорее вижу себя в Цинциннате, чем в Лужине.
4. Исигуро. «Не отпускай меня». Опять же – хороший язык, или скорее перевод, но дело не только в нём. Исигуро, по-моему, во всех своих книжках, исследует проблему существования людей в обществе с жёсткими рамками. Нет человека со своими интересами, есть только общественно полезная роль, которую нужно играть до конца. Любое отклонение от неё, ведёт к нестерпимому чувству вины, даже в том случае если нет общественного порицания, просто потому что человека так воспитали. От его книг мне душно и тошно, и всё же я не могу от них оторваться.
5. Кафка. «Дневники» Ну тут, по-моему, всё ясно, обнять и плакать. Дневники вызывают у меня чувство удушья (наверное, всё по той же причине – желание, но неумение соответствовать социальной роли), и одновременно мотивируют на бесстрастное самонаблюдение и запись обычных снов.
6. Кастанеда. «Сказки о силе». Странный конечно выбор для природного сновидца, но мне нравится именно эта книженция. Много юмора, и потом именно с неё я начал читать эпопею, так и тянет написать – на ней и окончил, но нет, потихоньку переслушиваю другие тома, вот сейчас, например, медленно по одной главе, раскусываю «Путешествие в Икстлан».
7. Ле Гуин. «Волшебник Земноморья». Магия как система, требующая предельной ответственности за свои действия. Редкая тема для такого жанра как фэнтэзи. Главный герой решает показать какой он крутой маг, проще говоря – выпендриться и огребает по полной, из-за юношеского проступка вся его жизнь идёт наперекосяк
8. Лем. «Непобедимый». О столкновении человека с формой жизни, не вписывающейся в его представлении о жизни как таковой. С удовольствием перечитал бы «Солярис», да куда-то заныкал книжку.
9. Лавкрафт. «За гранью времён». Опять о другой форме жизни, только взгляд не только со стороны, но и изнутри.
Ещё можно назвать Мураками «Страна чудес без тормозов», Пулмана с его трилогией «Тёмные начала», роулинговского «Гарри поттера», точнее - «Узник Азкабана», но эти книжки посещают мой сортир не так чтобы очень часто.
Кстати, в списке одна единственная русская фамилия и та под большим вопросом. Набокова можно с тем же успехом считать американским писателем. Как-то не задалось у меня с русской литературой. Никто не нравится настолько, чтобы хотелось перечитывать.

@темы: про книги

20:10 

Прекрасное описание отсрала

Чаще всего во сне Джилмену представлялось, что он погружается в какуюто пропасть, бездну, наполненную странным сумрачным светом, исходившим из невидимого источника, и невероятно искажёнными звуками. Невозможно было составить хоть сколько-нибудь отчетливое представление о материальных и гравитационных свойствах окружавшего хаоса или о его воздействии на самого Джилмена. Юноша всегда ощущал во сне, что каким-то образом движется – отчасти по своей воле, отчасти подчиняясь смутному импульсу извне, – но никак не мог определить характер своих перемещений: он не шёл, не карабкался, не летел, не плыл и не полз. О том, что, собственно, с ним происходило, Джилмен не мог судить с достаточной уверенностью, поскольку необъяснимое искажение перспективы лишало его возможности видеть собственное тело, руки или ноги; при этом он чувствовал, как весь его организм претерпевает удивительную трансформацию, словно он был изображен в какой-то косой проекции, хотя и сохранял странное карикатурное сходство с тем, что было Джилменом в нормальном мире.

от Лавкрафта, я скачал на торрентах его аудио-антологию, но слушать её практически невозможно, бо как начитывающие его товарищи ставят слишком громкий дарк-эмбиент на фон

@темы: про книги

Сно-творчество

главная