Астролётчик
Подозреваю, что не без влияния записей френдов, в коих они рассказывают о своих поездках в Лондон, в начале мая мне пригрезилась британская столица. Я, правда, не сразу понял, где нахожусь.

Начался сон с тягомотины. Нас – моих бывших одногруппников-дизайнеров и ещё нескольких незнакомых мне молодых людей посадили под замок. Всего за несколько дней мы должны были слепить громадную бумажную инсталляцию. Поначалу я увлёкся процессом, но через три дня у меня начала ехать крыша. Три дня не видеть солнца, не чувствовать ветерок на коже! Если бы здесь хотя бы был балкон, или окна, а не эти гудящие как трансформаторная будка - софиты.

Спали мы в этом же помещении, под длинными столами, за которыми трудились днём. На четвёртый день я забил на работу, что было сразу же замечено коллегами.
- Ты не понимаешь, что ли, как было тяжело сюда попасть и как легко отсюда вылететь! – выговорила Людмила.
- Вылететь было бы неплохо! – мечтательно закатил я глаза. – Только я и небо.
-Шуткуешь смотрю, как всегда.
-Если бы, - тяжко выдохнул я, - я больше так не могу, мне надо выбраться. Хотя бы на полчасика…
Украдкой оглядев других ребят, Людмила – наша ключница, пообещала мне помочь, но только позже, когда все улягутся.
-Полчаса, не дольше!
-Ну, ты же меня знаешь! – усмехнулся я.
-Вот именно! - напряжённо ответила Людмила.

День длился год, взгляд мой то и дело притягивала дверь, если бы не буквально сующая мне в нос работу Людмила, я бы ничегошеньки не сделал, а так что-то клеил, но отвлечённо, не понимая, что делаю.
Наконец в лицо мне дунул лёгкий вечерний ветерок. Ребята так утомились, что уложились спать до прихода ночи.
На негнущихся ногах я пошагал к парку. Фонари потихоньку зажигались, - золотистые шары на сиреневом фоне сумеречного неба. По дорожкам проносились молчаливые силуэты велосипедистов и роллеров, иногда впрочем, попадались и прохожие. Я хотел к кому-нибудь обратиться, но некстати пробудившаяся робость не позволяла. Только я собирался к кому-то шагнуть, как ноги тяжелели, а язык буквально примерзал к нёбу.

Я совсем было отчаялся, но тут услышал дребезжащий голос, говорил он по-русски: пожилая женщина общалась с внучкой по мобиле.
-Извините! – нагнал я наконец-то наговорившуюся старуху.
Она обернулась – худая, низенькая, с породистым узким лицом.
- Да?
-Я просто…Не знаю как сказать…- мучительно подбирал я слова. - Вы, наверное, сочтёте меня ненормальным, но я не знаю, где нахожусь. Что это за город…
-Лондон, - передёрнула женщина своими узкими плечами.
Сказать, что её ответ меня ошарашил, значит, ничего не сказать. С полминуты я только пытался свыкнуться с этой мыслью.
-Я здесь уже четвёртый день, - разжал я начавшие скрежетать от вдруг проснувшейся злости зубы, - а ничего не видел.
Теперь на глаза навернулись слёзы – злость сменилась жалостью к себе.
-Не могли бы вы посоветовать, как можно добраться до центра. Посмотреть достопримечательности. Но так, чтобы бесплатно! – поспешно добавил я. – Тут, наверное, центр не такой большой, как в Питере…
Мне показалось, что старуха выглядит как типичная петербурженка.
-Ну как сказать, - задумчиво протянула женщина. – До центра отсюда далеко, ой, как далеко! Вы себе даже не представляете.
-А поблизости есть какие-нибудь достопримечательности, которые можно было бы посмотреть бесплатно?
От былой взволнованности не осталось и следа, слова старухи заставили меня приуныть. Я готов был к отрицательному ответу, слишком уж старательно престарелая «петербурженка» морщила лоб.
-Пожалуй, можно посмотреть телевизионную станцию…
-Телецентр? – оживился я.
-Да, вам его обязательно нужно посетить! Он совсем недалеко. Пройдёте парк, свернёте направо, на холм.
-На холм, - повторил я. – Спасибо.

Старуха улыбнулась и пошагала куда шла. Признаться, не так уж я был доволен нашей встречей, эта колоша вполне могла бы поделиться со своим соотечественником несколькими евро – много ли стоит проезд!
К холму я подошёл, когда совсем стемнело: сиреневая вуаль сменилась чёрным бархатом, ни одной звёздочки, я правда, не видел, - мешали неоновые рекламы.

Свернув на ведущую к холму аллею, я заметил, что шагаю в полном одиночестве. На холм я тоже поднимался в одиночку, в звенящей тишине.
Телецентр – сам по себе громадный, казался ещё выше из-за своего расположения. Задрав голову, я невольно покачнулся. Никогда ещё мне не приходилось видеть столь массивных сооружений – прямо какой-то Колизей!
Окна и рекламы ярко горели, будто зазывая внутрь, но зайти я не решался, боялся, что вход платный. Напротив телецентра располагалась ещё одна громадина, может впрочем, она казалась таковой из-за узости улицы. Улица была совсем неширокой, машина, конечно, может разъехаться, но и только. Перед входом впрочем, как-то вместили стоянку. Не без интереса я разглядывал автомобили, дотоле виденные мной разве что в кино. Одиночество в этом смысле имело большой плюс, - я не рисковал показаться провинциальным дурачком.

Заинтересовавшись задворками строения напротив телецентра – его стена как-то странно изгибалась, я спустился с холма. Прошёлся немного и вдруг заметил втиснутый между домами с погашенными окнами – паб, - такой маленький, что на улицу выходило всего два окошка.
Не знаю, что подтолкнуло меня в него заглянуть – возможно, вид скучающих барменов. Они не стояли за стойкой, а подобно посетителям расселись на стульчиках перед ней: каждый что-то читал в своём смартфоне.
Как только я вошёл, один из барменов – крепыш лет двадцати пяти, метнулся к стойке, и тут же принялся нацеживать мне пива.
-Well, well, – порылся я в памяти в поисках слова обозначающего извинение. Поиск как назло оказался неудачным.
-Shit! – неожиданно для самого себя ругнулся я. - I don’t have money.
Бармен понимающе улыбнулся. Кружка, очевидно бесплатная с приятным стуком встала на стойку. Парень жестом пригласил меня присесть перед ней. Я так понял, что он изголодался по клиентам – нечасто видно заглядывают в этот закуток.
- What’s your profession?- спросил парень.
- I am blogger, - ответил я после паузы. Только сейчас я обратил внимание на свой акцент, слишком заметный, чтобы во мне признали жителя британских островов.
Если парни поймут, что я из России, то наверняка начнутся расспросы о политике, а мне эта тема до жути неприятна. Надо попробовать включить не русский, а оксфордский акцент.
-Blogger? You will write about us? – встрял второй молодой человек. Вопрос прозвучал возбуждённо, видно парень решил, что я сумею распиарить это богом забытое местечко. Можно было бы соврать – глядишь, вторую кружку бы налили, а может и закуской поделились, но как всегда – я прежде говорю, а уж потом думаю, что сказал.
-I don’t think. In my blog I write strange things.
Моему сделанному таинственным шёпотом заявлению не хватало только саундтрека из «Секретных материалов». Парни переглянулись.
-What strange things? - спросил крепыш.
-Dreamings по большей части, - нечаянно перешёл я на русский, но парни видимо никогда не слышали русский, во всяком случае, никак на смену языка не прореагировали.
-Dreamings?
-Yes, dreamings, not reality.

А не dreaming ли, то, что происходит сейчас? – вдруг осенило меня, и тотчас же выкинуло из сновидения. Проснувшись, я, конечно же, начал мучиться досадой – в осознанном сновидении могло быть ещё интереснее, может даже до вожделенного центра бы добрался.

@темы: музей фрейда